Компенсационные выплаты судебные решения

Мы подобрали ответы на самые важные вопросы по теме: "Компенсационные выплаты судебные решения". Ответы взяты из авторитетных источников. Если возникли вопросы по актуализации данных на 2020 год или другие, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Решение суда о взыскании излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты № 2-1014/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 июня 2017 года Кировский районный суд г.Томска в составе:

председательствующего Т.С. Корнеевой

при секретаре А.И. Захаровой,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Государственного учреждения — Управление Пенсионного фонда в г.Томск Томской области к Кочумееву Е.В. о взыскании излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты,

Государственное учреждение – Управление Пенсионного Фонда Российской Федерации в г.Томск Томской области (далее – ГУ-УПФ в г.Томск ТО) обратилось в суд с иском к Кочумееву Е.В. о взыскании излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты. В обоснование требований указано, что с 06.12.2013 Кочумееву Е.В. установлена ежемесячная компенсационная выплата, как неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет в размере 7150 руб. Согласно выписке из лицевого счета застрахованного лица Кочумеева Е.В., ответчик работал в ООО «Томскводоканал» с 04.03.2014 по 30.09.2014. В результате несообщения о факте трудоустройства, образовалась переплата ежемесячной компенсационной выплаты в размере за период с 01.04.2014 по 31.12.2014 в размере 64350 руб., с учетом частичного погашения сумма задолженности составила 61850 руб. На основании изложенного просит суд взыскать с ответчика в пользу истца причиненный ущерб в виде излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты в размере 61850 руб.

В судебном заседании представитель истца Полещук А.Н., действующий на основании доверенности от 09.01.2017, исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в иске.

Ответчик Кочумеев Е.В. исковые требования признал в полном объеме.

Ответчику судом разъяснены последствия признания иска, предусмотренные ч. 3 ст. 173, ст.ст. 220, 221 ГПК Российской Федерации.

Выслушав стороны, изучив материалы дела, принимает признание иска ответчиком, так как согласно ст. 39 ГПК РФ ответчик вправе признать иск.

В соответствии со ст. 39 ГПК Российской Федерации ответчик вправе признать иск. Суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В целях усиления социальной защищенности нетрудоспособных граждан Указом Президента Российской Федерации от 26.12.2006 N 1455 «О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами» (далее по тексту Указ) установлены ежемесячные компенсационные выплаты неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом I группы (за исключением инвалидов с детства I группы), а также за престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе, либо достигшим возраста 80 лет.

В соответствии с п. 3 Указа, источники финансирования предусмотренных п. 1 Указа компенсационных выплат и порядок их осуществления определены Правительством Российской Федерации.

Порядок осуществления компенсационных выплат определен Правилами осуществления ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом I группы (за исключением инвалидов с детства I группы), а также за престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе либо достигшим возраста 80 лет, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2007 N 343 (далее по тексту Правила).

Согласно п. п. 2, 3 Правил ежемесячная компенсационная выплата назначается проживающим на территории Российской Федерации лицам, осуществляющим уход за инвалидом I группы (за исключением инвалидов с детства I группы), а также престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе либо достигшим возраста 80 лет (далее — нетрудоспособные граждане).

Компенсационная выплата устанавливается лицу, осуществляющему уход, в отношении каждого нетрудоспособного гражданина на период осуществления ухода за ним.

Указанная выплата производится к назначенной нетрудоспособному гражданину пенсии и осуществляется в течение этого периода в порядке, установленном для выплаты соответствующей пенсии.

Подп. «д» п. 9 Правил, которым предусмотрены случаи прекращения выплаты, установлено, что осуществление компенсационных выплат прекращается в случае выполнения нетрудоспособным гражданином либо лицом, осуществляющим уход, оплачиваемой работы.

При этом в соответствии с требованиями п. 10 Правил лицо, осуществляющее уход, обязано в течение 5 дней известить орган, осуществляющий выплату пенсии, о наступлении обстоятельств, влекущих прекращение осуществления компенсационной выплаты.

Таким образом, из содержания вышеприведенных норм следует, что компенсационная выплата устанавливается лицу, осуществляющему уход, и именно на него возложена обязанность уведомить пенсионный орган о наступлении обстоятельств, влекущих прекращение осуществления компенсационной выплаты.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения регулируются гл. 60 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество ( неосновательное обогащение ), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 Кодекса.

При таких обстоятельствах, на основании ст. 173 ГПК Российской Федерации, суд приходит к выводу, что принятие судом признания иска ответчиком не противоречит действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы других лиц.

Таким образом, сумма излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты составила в размере 61850 руб., подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

В соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ при признании иска ответчиком и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.

В силу ч. 4 ст. 198 ГПК Российской Федерации в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом.

В соответствии со ст. 98 ГПК Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны возместить все понесенные по делу расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом требований.

В соответствии со ст. 103 ГПК Российской Федерации, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в местный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Исходя из размера удовлетворенных требований, с Кочумеева Е.В. в местный бюджет подлежит взысканию государственная пошлина в размере 2055,5 руб.

Руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Исковые требования ГУ — Управление Пенсионного Фонда в г.Томск Томской области к Кочумееву Е.В. о взыскании излишне выплаченной ежемесячной компенсационной выплаты, удовлетворить.

Взыскать с Кочумеева Е.В. в пользу Государственного учреждения — Управление Пенсионного Фонда в г.Томск Томской области выплаченную ежемесячную компенсационную выплату за период с 01.04.2014 по 31.12.2014 в размере 61850 руб.

Взыскать с Кочумеева Е.В. в бюджет муниципального образования «город Томск» государственную пошлину в размере 2055,5 руб.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Томский областной суд через Кировский районный суд г.Томска в течение 1 месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Компенсация за неиспользованный отпуск – КС РФ поставил точку в споре судов

Эксперт центра правового содействия законотворчеству «Общественная Дума»

специально для ГАРАНТ.РУ

В октябре 2018 года Конституционный Суд Российской Федерации наконец-то установил справедливость и устранил нарушение норм Трудового кодекса. Речь идет о Постановлении КС РФ от 25 октября 2018 г. № 38-П о проверке на соответствии Конституции РФ положений ч. 1 ст. 127 ТК РФ, дающей право на получение компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Дело в том, что названная норма в ее буквальном прочтении ясно и недвусмысленно указывает на право работника (и обязанность работодателя) получить компенсацию за все отпуска, который он не «отгулял», независимо от того, когда они ему причитались. Каких-либо ограничений по срокам или иному основанию законодатель в тексте статьи не установил. И, казалось бы, какие могли возникнуть у работников при увольнении проблемы, но, увы, многие суды считали иначе.

Читайте так же:  Социальная стипендия во время академического отпуска

Конвенция МОТ как «камень преткновения»

Проблема «скрывалась» в толковании п. 1 ст. 9 Конвенции № 132 Международной организации труда (МОТ) «Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)», которую Россия ратифицировала в 2010 году. Содержание этого пункта такое: «непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, упомянутая в п. 2 ст. 8 настоящей Конвенции, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск».

А поскольку согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ названная Конвенция МОТ является частью правовой системы России, то срок в 18 месяцев и привлек внимание судов, которые посчитали его ограничительным, то есть работник может использовать отпуск в указанный срок и не позже. При этом суды исходили из того, что срок давности в суд по обращению за компенсацией составляет 21 месяц (18 месяцев срок требования предоставить отпуск по Конвенции + 3 месяца срок обращения в суд по ст. 392 ТК РФ) (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10 апреля 2017 г. № 33-7113/2017 по делу № 2-105/2017).

Характерным примером может послужить апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2018 г. по делу № 33-26797/2018: Е. не согласилась, в частности, с размером выплаченной ей при увольнении компенсации за неиспользованные отпуска, полагала, что имеет право на выплату за больший период времени.

Суды отклонили требования Е., поскольку исковой срок работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 18 месяцам после окончания того года, за который предоставляется отпуск, а истец пропустила срок обращения в суд. Попытку Е. сослаться на то, что нормами национального законодательства предусмотрен более высокий уровень обеспечения прав и свобод работников, а потому положения Конвенции не применяются, апелляционная коллегия отклонила, так как ст. 10 ТК РФ установлен приоритет международных НПА над нормами национального трудового законодательства.

То есть, по мнению суда, не «уместившиеся» в указанный срок отпуска как бы сгорели. Не отгулял, не потребовал, не оспорил, – так и пеняй на себя.

Правда, в то же время, часто в судебной практике встречалась и иная точка зрения, о том, что норма ст. 9 Конвенции никак не ограничивает права работника на получение компенсации по ч. 1 ст. 127 ТК РФ, поскольку ст. 9 регулирует лишь сроки предоставления и использования отпусков в период трудовых отношений (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2017 г. по делу № 33-2510/2017). Более подробную подборку судебной практики привел КС РФ в своем постановлении, потому ограничимся лишь выше приведенными примерами.

2. Компенсация найма жилья работнику взносами в ФСС не облагается

Работодатель имеет право компенсировать своему работнику стоимость аренды жилья, если он переехал для работы в организации из другого города. Такие компенсационные выплаты не облагаются страховыми взносами в ФСС. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

В ходе проведения выездной проверки ФСС в отношении организации было, что работник, который осуществлял трудовую деятельность в должности директора филиала организации в городе Ялуторовске, был переведен на должность директора филиала организации в город Нижневартовск. В силу приказа по организации, работникам, которые принимаются на работу в филиалы переводом из других подразделений организации, а также при переезде на работу из другой местности, подлежат возмещению расходы. Включая средства, потраченные для обустройства на новом месте жительства. К таким расходам, в частности, отнесены выплаты за проживание в гостинице на период поиска жилья на новом месте жительства, а также выплаты за самостоятельную аренду квартиры.

Проверяющие установили, что организация в порядке реализации положений внутреннего приказа выплатило данному работнику 612 тысяч рублей за аренду квартиры в городе Нижневартовске. Специалисты ФСС пришли к выводу, что компенсация аренда жилья, выплачиваемая работнику, переехавшему в другой город для работы в филиале организации, не подпадает под действие подпункта «и» пункта 2 части 1 статьи 9 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования». Поэтому такая компенсационная выплата подлежит обложению страховыми взносами в ФСС.

Так как, организация не начисляла и не уплачивала страховые взносы на сумму таких компенсаций, ФСС пришел к выводу о факте занижения организацией базы страховых взносов. Поэтому, своим решением ФСС предложил организации уплатить недоимку, а также штраф на основании пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Организация не согласилась с решением ФСС и обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным этого решения.

Решение суда

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении требований организации было отказано. Однако, Верховный суд РФ отменил данные судебные акты и в определении от 22 сентября 2015 г. по делу N 304-КГ15-5000 счел обоснованными заявленные требования организации.

Кроме того, в силу статьи 169 Трудового кодекса РФ при переезде работника по предварительной договоренности с работодателем на работу в другую местность работодатель обязан возместить работнику: расходы по переезду работника, членов его семьи и провозу имущества (за исключением случаев, когда работодатель предоставляет работнику соответствующие средства передвижения); расходы по обустройству на новом месте жительства. Таким образом, спорные выплаты подпадают под действие подпункта «и» пункта 2 части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ и не подлежат включению в базу, облагаемую страховыми взносами.

КС РФ на страже справедливости

Такое противоречие в позиции судов и несправедливость ограничительного применения положений Конвенции МОТ и послужило основанием для обращения в КС РФ с просьбой проверить на соответствии Конституции РФ положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

КС РФ, проверив доводы жалоб, признал спорные нормы не противоречащими Конституции РФ, поскольку они не ограничивают право работника на получение компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении. Между тем нашел неверным применение судами положений ст. 9 Конвенции МОТ № 132.

В частности, Суд указал, что спорная норма Конвенции:

  • устанавливает гарантии предоставления отпуска и предельные сроки, когда отпуск должен быть предоставлен работнику;
  • при этом речь идет о «действующих» трудовых отношениях;
  • а потому в каком-либо виде право работника на получение компенсации за неиспользованные отпуска не затрагивает и не ограничивает сроки обращения в суд;
  • следовательно при увольнении работник вправе требовать компенсации за все неиспользованные отпуска независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

То есть срок в 18 месяцев не может применяться для отклонения требований работника о компенсации при увольнении. И работник вправе потребовать компенсировать ему неиспользованные дни отпуска хоть за 20 лет.

Злоупотребление – лазейка для работодателя?

Между тем КС РФ предусмотрел и то, что положения о компенсации могут использоваться недобросовестными работниками и работодателями для накопления отпускных до увольнения, чтобы получить сразу большую сумму – в каком-то роде аналог счета в банке.

Чтобы избежать подобного, судам предписано разрешать вопрос о компенсации с учетом всех обстоятельств дела, включая:

  • причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск;
  • наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя;
  • специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя и возможность злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, в том числе фактическое использование отпусков без надлежащего оформления (когда «на бумаге» отпуска вроде бы и не было).
Читайте так же:  Что требуется для получения инвалидности по слабоумию

В случае выявления недобросовестности и злоупотребления правом со стороны самого работника, суд может и «сократить» или и вовсе отклонить требование о выплате компенсации.

Надо отметить, что суды и раньше рассматривали подобные вопросы и учитывали правовой статус работника и его возможность использовать положенный отпуск и получить компенсацию и оплату в полной мере (апелляционное определение Московского городского суда от 6 мая 2015 г. № 33-5780/15). Особенно это касается работников, занимающих руководящие должности.

Так, например, суд, отказывая в удовлетворении требований истца в полном объеме в части компенсации, указал, что истец занимала руководящую должность в государственном бюджетном учреждении, не была лишена возможности реализовать право на отпуск, в том числе и после 2001 года, однако использовала отпуска за иные, более поздние периоды, при этом, как пояснил ее представитель, она была намерена получить соответствующую компенсацию при увольнении, потому заявленные требования удовлетворению не подлежат (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2018 г. по делу № 33-51718/2018).

1. При увольнении руководителя предприятия ему положена компенсация неиспользованного отпуска

Собственник предприятия, при увольнении наемного руководителя по своей инициативе обязан выплатить ему компенсацию трехмесячного заработка, если это прописано в условиях трудового договора, а так же компенсацию за неиспользованный отпуск, в порядке, установленном Трудовым кодексом РФ. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Суть спора

Руководитель коммерческой организации был нанят собственником предприятия по трудовому договору с ежегодным продлением полномочий. Собственник не захотел продлевать его полномочия после окончания срока трудового договора, о чем известил руководителя. Единственный собственник возложил исполнение обязанностей руководителя на другое лицо. А бывшему руководителю выплатил только остаток заработной платы за отработанное время. Поэтому, бывший ругководитель счел свои права нарушенными и обратился в суд с заявлением о взыскании с предприятия компенсации в связи с увольнением по инициативе собственника и компенсации за неиспользованный отпуск.

Решение суда

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования бывшего руководителя и взыскал с его работодателя компенсацию на основании статьи 279 Трудового кодека РФ. Санкт-Петербургский городской суд апелляционным определением от 20 января 2015 г. N 33-61/2015 оставил решение суда первой инстанции в силе.

Судьи отметили, что в силу статьи 279 ТК РФ во взаимосвязи с положениями статьи 278 ТК РФ, выплата компенсации является необходимым условием досрочного расторжения трудового договора с руководителем предприятия при отсутствии виновных действий руководителя. Как следует из статьи 114 Трудового кодекса РФ всем работникам должны быть обязательно предоставлены ежегодные отпуска с сохранением должности и среднего заработка.

Частью 1 статьи 127 Трудового кодекса РФ предусмотрена выплата при увольнении работника денежной компенсации за все неиспользованные отпуска. Поскольку в спорной ситуации при прекращении трудовых отношений не была выплачена компенсация за неиспользованный отпуск, судебная коллегия сочла необходимым взыскать с предприятия компенсацию за неиспользованный отпуск в соответствии с представленным истцом расчетом.

Что же теперь делать?

Выводы КС РФ, прежде всего, хорошая новость для работников, которые могут получить компенсацию за нарушение своего права на отдых за все время работы, если, конечно, они сами не способствовали такому нарушению.

Однако работнику придется проявить более активную позицию в отстаивании своих прав, например, требовать предоставления отпуска, обжаловать отказ в этом (в том числе «молчаливый») и т. п., под страхом признания своей пассивности разновидностью недобросовестности и злоупотребления правом, а, значит, и отказа в получении компенсации.

Но вот для работодателя новость плохая, поскольку, может создать ситуацию, когда на компенсацию по решению суда придется отвлечь из оборота серьезные суммы. Потому в качестве меры профилактики потребуется наведение жесткой дисциплины в плане предоставления отпусков, а именно, прежде всего, строгое соблюдение графика отпусков.

Например, на практике часто встречается вопрос от кадровиков о возможных действиях, если работник не желает идти в отпуск?

Ответ в такой ситуации один: отправлять насильно! Оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно (ч. 1 ст. 122 ТК РФ), желает этого он или нет, а график отпусков обязателен не только для работодателя, но и для работника (ч. 2 ст. 123 ТК РФ). Потому как только подходит время отпуска уведомить об этом работника, издать соответствующий приказ, выплатить отпускные и отправить в отпуск, вплоть до закрытия доступа на территорию работодателя.

Конечно, это не означает, что теперь не надо проявлять гибкость и идти навстречу работникам, если те просят перенести отпуск, просто потребуется более внимательно следить, чтобы после переноса положенные дни отпуска такие работники «отгуляли».

Компенсационные выплаты судебные решения

Постановление минэкономразвития Астраханской области от 02.09.2019 N 015-п
«Об утверждении Порядка принятия решений о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в бюджет Астраханской области, главным администратором которых является министерство экономического развития Астраханской области»

Постановление минсельхоза Астраханской области от 12.08.2019 N 20
«Об утверждении Отраслевой части перечня вопросов для тестовых испытаний при проведении конкурса на замещение должности руководителя государственного унитарного предприятия Астраханской области, подведомственного министерству сельского хозяйства и рыбной промышленности Астраханской области, и его аттестации»

Постановление Правительства Астраханской области от 28.08.2019 N 307-П
«О межведомственном совете по развитию добровольчества (волонтерства) и социально ориентированных некоммерческих организаций на территории Астраханской области»

Компенсационные выплаты судебные решения

I. Основные положения о выплате выходных пособий, компенсаций в связи с прекращением трудового договора

Споры по выплатам компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителями (в т.ч. по т.н. «золотым парашютам»)

Споры по выплатам при прекращении (расторжении) трудового договора выходных пособий, компенсаций, предусмотренных соглашением сторон (в т.ч. трудовым договором), коллективным договором

Споры по выплатам выходных пособий при прекращении (расторжении) трудового договора по п.1, 2 ч.1 ст.81 ТК РФ, по основаниям, установленным ст.84 ТК РФ

Последствия для работодателя при возникновении споров о выплате выходного пособия, иных компенсаций при расторжении трудового договора в случае принятия решения в пользу работника.

Работодатель обязан будет выплатить:

— сумму выходного пособия, компенсаций, выплат, предусмотренных за расторжение трудового договора;

— проценты за задержку выплаты в соответствии со ст.236 ТК РФ независимо от степени вины работодателя; проценты начисляются за каждый день, начиная со дня, следующего после установленного срока выплаты, и по день фактического расчета с работником включительно;

Видео (кликните для воспроизведения).

— госпошлину в размере, установленном судом исходя из суммы присужденных к выплате сумм;

— компенсацию морального вреда, если работником заявлено такое требование, при этом не имеет значения размер недоплаченных работнику выплат, т.к. компенсация выплачивается за нарушение трудовых прав работника(ст.237 ТК РФ). Анализ судебной практики показывает, что работники, как правило, заявляют данное требование, средний размер присуждаемых сумм обычно не превышает 10 тыс. рублей;

— возмещение судебных издержек, понесенных работником, например, на оплату услуг представителя, юридические услуги, почтовые расходы. Суды, как правило, снижают размер взыскиваемых расходов, но некоторые работники могут идти на хитрость и «дробить» свои требования на несколько процессов с целью максимально полного взыскания издержек с работодателя. Средний размер взыскиваемых сумм колеблется в пределах 5-10 тыс. рублей.

В случае, если решение принимается в пользу работодателя, то последний не может требовать с работника возмещения каких-либо судебных издержек, т.к. в соответствии со ст.393 ТК РФ работники освобождаются от оплаты государственной пошлины и судебных расходов.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при выплате выходных пособий, компенсаций в связи с прекращением трудового договора

Споры по выплатам компенсации за расторжение трудового договора с руководителем (в т.ч. т.н. «золотые парашюты»)

1. Выплата компенсации (в т.ч. т.н. «золотого парашюта») является обязательным условием при расторжении трудового договора с работником по п.2. ст.278 ТК РФ, при этом выплата производится в последний день работы увольняемого. За нарушение сроков выплаты

1. Выплата компенсации (в т.ч. т.н. «золотого парашюта») является обязательным условием при расторжении трудового договора с работником по п.2. ст.278 ТК РФ, при этом выплата производится в последний день работы увольняемого. За нарушение сроков выплаты работник имеет право требовать уплаты процентов (неустойки), компенсации морального вреда

Читайте так же:  Роль медрегистратора в проведении медико социальной экспертизы

1.1. Апелляционное определение Московского городского суда от 10.04.2015 по делу N 33-6842

Исковые требования:

Взыскать задолженность по заработной плате и прочим выплатам по трудовому договору, компенсационную выплату за задержку, компенсацию морального вреда.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены частично.

Позиция суда:

В случае прекращения трудового договора по п.2 ст.278 ТК РФ согласно ст.279 ТК РФ при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ. Истцу такая компенсация выплачена не была, также имеется задолженность по заработной плате, в то время как в последний день работы с истцом должен был быть произведен полный расчет. За просрочку выплаты компенсации и зарплаты взыскана неустойка (компенсация), а также компенсация морального вреда, т.к. факт нарушения трудовых прав истца установлен.

1.2. Апелляционное определение Псковского областного суда от 17.03.2015 по делу N 33-401/2015

Исковые требования:

Взыскать денежную компенсацию в соответствии с условиями трудового договора.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены.

Позиция суда:

Праву работодателя расторгнуть договор без приведения какого-либо обоснования до окончания срока, достигнутого сторонами при заключении трудового договора, корреспондирует обязанность по выплате денежной компенсации. Основанием для освобождения от данного обязательства являются сведения о виновности действий (бездействия) уволенного руководителя, закрепленные надлежащими средствами доказывания. Довод Ответчика об увольнении истца по виновным основаниям суд отверг за отсутствием соответствующих доказательств в материалах дела, руководитель уволен по п.2 ст.278 ТК РФ, в то время как возможность увольнения по виновным действиям предусмотрена иными статьями ТК РФ.

1.3. Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 04.02.2015 по делу N 33-83

1.4. Апелляционное определение Челябинского областного суда от 22.12.2014 по делу N 11-13322/2014

Исковые требования:

Признать незаконным решение учредителя о привлечении к дисциплинарной ответственности; взыскать компенсацию за досрочное расторжение трудового договора, компенсацию за задержку выплат; компенсацию морального вреда, расходы по оплате юридических услуг.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены.

Позиция суда:

Истец был привлечен к дисциплинарной ответственности якобы за нарушение обязанности по раскрытию информации в соответствии с требованием законодательства. Трудовой договор расторгнут с ним по п.2 ст.278 ТК РФ, отказано в выплате компенсации в связи с совершением им виновных действий. Между тем вина истца не доказана, привлечение к дисциплинарной ответственности не обоснованно, т.к. истец выполнил все обязанности, возложенные на него законодательством РФ. Увольнение по п.2 ст.278 ТК РФ предусматривает в качестве обязательного условия выплату компенсации по ст.279 ТК РФ, поскольку совершение истцом виновных действий не установлено.

1.5. Апелляционное определение Московского городского суда от 26.11.2014 по делу N 33-37039/2014

Исковые требования:

Взыскать компенсацию за досрочное прекращение трудового договора, проценты за задержку выплаты компенсации.

Решение суда:

Отказано в удовлетворении исковых требований.

Позиция суда:

По смыслу ст.279 ТК РФ если при увольнении по п.2 ст.278 ТК РФ компенсация не была выплачена, то ответчик в суде должен представить доказательства, подтверждающие, что досрочное расторжение трудового договора было вызвано виновными действиями руководителя. Такие доказательства были предоставлены, истцом были допущены нарушения при осуществлении им обязанностей директора школы, следовательно, отсутствуют основания для выплаты компенсации.

1.6. Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 12.11.2014 N 44г-137/2014 по делу N 2-523/2014

Исковые требования:

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Обзор судебной практики: споры о компенсациях и выплатах работникам

3. Во время декретного отпуска нельзя получить компенсацию за неиспользованный ежегодный отпуск

Работодатель не должен выплачивать компенсацию за неиспользованный ежегодный отпуск сотруднице, которая в этот период находилась в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Суть спора

Гражданка работала в должности главного бухгалтера коммерческой организации и ушла в декрет, а потом в отпуск по уходу за ребенком до 1,5 лет. Во время отпуска по уходу за ребенком она написала заявление об увольнении по собственному желанию. Вместе с заявлением об увольнении гражданка подала работодателю заявление на предоставление ей ежегодного оплачиваемого отпуска на 40 дней, поскольку она не использовала его во время работы. Работодатель предоставил ей отпуск только на 31 день и не выплатил своевременно положенные отпускные, поэтому гражданка обратилась в суд с заявлением о их выплате и компенсации дней неиспользованного отпуска.

Решение суда

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования частично и взыскал с работодателя начисленные и невыплаченные отпускные, а также компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы и компенсацию морального вреда. Однако истец не согласилась с решением суда и подала апелляционную жалобу. Санкт-Петербургский городской суд апелляционным определением от 02.04.2015 N 33-4639/2015 по делу N 2-5412/2014 отклонил апелляционную жалобу и оставил решение суда первой инстанции без изменений.

Судьи указали, что в силу статьи 121 Трудового кодекса РФ время отпуска по уходу за ребенком не включается в стаж работы, дающий право на ежегодный оплачиваемый отпуск. Поэтому, в соответствии с расчетом работодателя, гражданка имела право только на 31 день оплачиваемого отпуска. Однако, работодатель все равно своевременно не выплатил гражданке положенные ей по закону отпускные, поэтому суд посчитал обоснованным взыскание с него компенсацию, согласно требованиям статьи 236 Трудового кодекса РФ. Но, в эту компенсацию не были включены отпускные за время нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком. Расчет отпускных и сумм компенсации, произведенный судом первой инстанции, судебной коллегией был проверен и признан правильным.

Компенсационные выплаты при увольнении сотрудников: комментарий к судебной практике

Автор: Тяпухин С. В.

Комментарий к Обзору судебной практики ВС РФ № 4 (2016) от 20.12.2016 г.

Президиум ВС РФ 20 декабря 2016 утвердил Обзор судебной практики № 4 (2016). Одним из вошедших в него дел стало Определение ВС РФ от 23.09.2016 № 305-КГ16-5939 по делу № А40-94960/2015.

Не будем повторяться и описывать все нюансы данного дела, упомянутые в обзоре, приведем лишь основные мысли, высказанные коллегией судей ВС РФ.

Увольнение работника является завершающим этапом его вовлечения в деятельность налогоплательщика, в связи с чем вывод о несоответствии расходов, производимых при увольнении работников, требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ не может следовать из того факта, что работник в дальнейшем не сможет приносить доход организации результатом своего труда. Однако это не означает, что экономически оправданными могут признаваться любые расходы, в том числе произведенные вне связи с экономической деятельностью налогоплательщика, направленные на удовлетворение личных нужд уволенных граждан за счет бывшего работодателя. Для правильного разрешения спора судам нужно дать оценку экономической оправданности спорных выплат, установив их природу.

В рассматриваемом случае прекращение трудовых отношений имело место не по указанным в п. 9 ст. 255 НК РФ причинам (реорганизация или ликвидация налогоплательщика, сокращение численности или штата работников), а по обоюдному согласию сторон трудового договора. В соглашениях о расторжении трудовых договоров работодатель предусмотрел осуществление в пользу работников выплат, названных компенсациями.

Экономическая оправданность затрат на выплату «компенсаций» увольняемым работникам, с точки зрения организации, состояла в минимизации затрат: имелось в виду, что в случае увольнения работников по сокращению штатов им причитались бы большие суммы выплат. Однако доказательства того, что фактически налогоплательщик преследовал цель уменьшения численности работников, в материалах дела отсутствуют, хотя данное обстоятельство требует выяснения.

Читайте так же:  Код налоговой льготы имущество организаций

Следует отметить, что в Трудовом кодексе выделено два вида компенсационных выплат.

По мнению арбитров, произведенные организацией выплаты не могут быть отнесены к предусмотренным ТК РФ компенсациям первого или второго вида. Судебная коллегия отметила, что выплаты, производимые на основании соглашений о расторжении трудового договора, могут:

  • выполнять функцию выходного пособия (заработка, сохраняемого на относительно большой период времени до трудоустройства работника);
  • выступать платой за согласие работника на отказ от трудового договора.

Налоговым органом при рассмотрении дела были высказаны возражения относительно экономической оправданности спорных затрат, мотивированные тем, что размер выплат для каждого работника определялся вне какой-либо связи с их трудовой деятельностью в организации до увольнения. Так, размер компенсаций для двух работников составил более 1 млн руб. каждому, в то время как остальным работникам были выплачены гораздо меньшие суммы. В соглашениях о расторжении трудовых договоров причины прекращения трудовых отношений и основания расчета спорных выплат в том или ином размере не указывались.

При значительном размере таких выплат, их явной несопоставимости с обычным размером выходного пособия, на которое в соответствии со ст. 178 ТК РФ вправе рассчитывать увольняемый работник, с длительностью его трудового стажа и внесенным им трудовым вкладом, а также с иными обстоятельствами, характеризующими трудовую деятельность работника, на налогоплательщике в силу п. 1 ст. 54, п. 1 ст. 252 НК РФ и ч. 1 ст. 65 АПК РФ лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Ключевой вывод

Для правильного разрешения спора судам нужно дать оценку экономической оправданности спорных выплат, установив их природу.

При отсутствии таких доказательств налоговый орган вправе исходить из того, что произведенные работникам выплаты в соответствующей части являются личным обеспечением работников, предоставляемым на период после их увольнения, и не уменьшают налогооблагаемую прибыль (п. 25, 49 ст. 270 НК РФ).

Результатом рассмотрения дела явилась передача его на рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы, где судьи обязаны учесть правовую позицию Судебной коллегии ВС РФ и дать оценку соответствия спорных расходов требованиям ст. 252, 255 НК РФ.

Что ж, будем вместе с вами следить за развитием событий.

КС: Суды ограничивают право работников на получение компенсации за неиспользованные отпуска

Конституционный Суд проверил конституционность ч. 1 ст. 127 «Реализация права на отпуск при увольнении работника» и ч. 1 ст. 392 «Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора» Трудового кодекса РФ.

Суды взыскали компенсацию за неиспользованные отпуска только за последние полтора года

Конституционность законоположений оспаривал в числе прочих гражданин М.В. Данилов, который в декабре 2015 г. был уволен в связи с сокращением штата работников Института теоретической и экспериментальной физики. Поскольку при увольнении ему не была выплачена компенсация за не использованные в 1997–2012 гг. отпуска, в марте 2016 г. Данилов обратился в суд с иском о взыскании компенсации, процентов за задержку ее выплаты и о возмещении морального вреда. Однако в удовлетворении требований ему было отказано.

Ссылаясь на п. 1 ст. 9 Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках», суд первой инстанции пришел к выводу, что по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Из них 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный Конвенцией, и 3 месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 ТК РФ. Таким образом, был сделан вывод, что истец мог обратиться в суд не позднее 2014 г.

Это решение поддержал суд апелляционной инстанции. В 2017 г. Данилову было отказано в передаче жалоб для рассмотрения судом кассационной инстанции. После этого он обратился в КС с жалобой, в которой утверждал, что положения ст. 127 и 392 ТК позволяют работнику обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска только в течение 21 месяца после окончания того года, за который ему должен был быть предоставлен отпуск, и по истечении этого срока лишают работника возможности получить компенсацию при увольнении, нарушая его право на отдых.

В похожей ситуации оказались другие заявители. К.В. Кондаков, В.В. Сероногов и А.С. Шахов работали в ЗАО «Делойт и Туш СНГ» и в апреле-мае 2016 г. были уволены по собственному желанию. В августе 2016 г. были частично удовлетворены их исковые требования о взыскании заработной платы, оплаты не использованных в 2004–2016 гг. дней отпуска, компенсации за несоблюдение сроков выплаты этих денежных сумм и о возмещении морального вреда. В пользу Кондакова и Сероногова взысканы компенсация за неиспользованные отпуска лишь за период, составляющий 21 месяц, предшествующий дню их увольнения, а также компенсация за задержку выплаты этих денежных сумм и компенсация морального вреда.

В остальной части иска отказано, включая требования, заявленные Шаховым. Суд первой инстанции признал необоснованными доводы истцов о том, что положения Конвенции МОТ в их случае не подлежат применению, поскольку ст. 127 ТК установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении. При этом суд указал на отсутствие у них препятствий в реализации права на отпуск в период работы. В 2017 г. апелляция согласилась с этим решение. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании было отказано. В жалобе в КС заявители просили признать положения ст. 127 и 392 ТК не соответствующими Конституции, поскольку они препятствуют гражданам в реализации права на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска.

КС постановил пересмотреть решения судов с учетом его правовых позиций

Конституционный Суд рассмотрел дело по жалобам заявителей и 25 октября 2018 г. вынес Постановление № 38-П. В нем КС указал, что ст. 127 ТК устанавливает необходимость выплаты компенсации за все неиспользованные отпуска и согласуется с предписаниями Конституции и со ст. 11 Конвенции МОТ, в силу которой работнику после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который отпуск ему не был предоставлен, либо выплачивается компенсация или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем.

КС напомнил, что до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 272-ФЗ требования о выплате компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении могли быть предъявлены в суд на основании ч. 1 ст. 392 ТК не позднее 3 месяцев со дня увольнения. В настоящее время на такие случаи распространяется срок, определенный ч. 2 этой же статьи, который составляет один год со дня прекращения трудового договора. Как отметил Суд, указанный срок предназначен для регулирования процессуальных отношений между работником и работодателем, а не трудовых, включающих такой компонент, как компенсация, причитающаяся работнику за неиспользованные отпуска при увольнении.

Также Конституционный Суд пояснил: с учетом того, что ст. 127 ТК предусматривает выплату компенсации за все неиспользованные отпуска и ст. 395 ТК не содержит ограничений в отношении периода, за который уволенный работник может предъявить к работодателю требования о выплате компенсации, в рамках правового регулирования, действовавшего до вступления в силу Закона № 272-ФЗ, такие требования удовлетворялись в полном объеме. Однако после ратификации Россией Конвенции МОТ правоприменительная практика утратила единообразие в связи с различным пониманием п. 1 ее ст. 9. Согласно этому пункту непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая по меньшей мере две рабочие недели, предоставляется и используется не позже чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска – не позже чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Читайте так же:  Оформление инвалидности на машину

Отдельные суды, как и рассматривавшие дела заявителей, исходят из того, что для защиты права на компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение срока, составляющего 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Соответственно, требования, предъявленные в суд по истечении 21 месяца, оставлялись без удовлетворения.

Прямо противоположные решения принимаются судами, которые толкуют положения ст. 9 Конвенции МОТ как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и не ограничивающие определенный ст. 127 ТК объем права увольняемого работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск.

КС пришел к выводу, что п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику должна быть предоставлена оставшаяся часть неиспользованного отпуска, предназначен для обеспечения права на отпуск путем его использования теми работниками, которые продолжают трудиться, и не рассчитан на применение к уволенным, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права на часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации. Следовательно, положения ст. 9 Конвенции не затрагивают право работника на получение компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого он может обратиться в суд с требованием о ее взыскании.

Таким образом, подытожил Суд, истолкование судами п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ вопреки смыслу, который был вложен в данную норму, а также ее применение во взаимосвязи с ч. 1 ст. 392 ТК повлекли за собой недопустимое ограничение прав на отдых и судебную защиту. Положения же ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК не ограничивают право работника на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска и не лишают его права на взыскание денежных сумм независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный отпуск, при условии обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Вместе с тем КС подчеркнул, что законодатель вводил компенсационную выплату, исходя из необходимости обеспечения права на отдых, а не в качестве замены ею отпуска, что не позволяет рассматривать ст. 127 ТК как способ накопления отпусков с целью последующего получения денежной компенсации за них. Соответственно, суд, устанавливая в ходе рассмотрения спора о выплате компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить совокупность обстоятельств дела. Решения по делам заявителей жалоб Суд постановил пересмотреть, с учетом выявленного конституционно-правового смысла оспариваемых норм.

Юристы – о неоднозначном разъяснении КС и пресечении порочной судебной практики

Адвокат АП г. Москвы Вадим Кудрявцев отметил, что количество дел по нарушениям трудовых прав граждан в России постоянно увеличивается в судах, в том числе и по выплатам компенсаций за неиспользованный отдых в случае увольнения, и постановление КС окажет положительное влияние на судебную практику. В заключение он добавил, что трудовое законодательство РФ по многим параметрам устарело и, по его мнению, будет скоро меняться, так как в обществе, особенно после пенсионной реформы, в сфере трудовых отношений назревают изменения.

Комментируя последнее разъяснение Суда, руководитель группы трудового и спортивного права юридической фирмы ЮСТ Александр Ксенофонтов выразил мнение, что КС сделал важную и справедливую оговорку: при решении вопроса о выплате компенсации судам необходимо исследовать, что именно привело к накоплению задолженности по отпуску и не было ли такой причиной злоупотребление правом со стороны работника. «КС недвусмысленно намекнул работникам, что в случае недобросовестных действий с их стороны, которые приводят к накоплению задолженности по отпуску, суд может отказать во взыскании компенсации в определенной части», – пояснил он.

Между тем юрист фонда «Общественный вердикт» Николай Зборошенко, представлявший интересы Кондакова, Сероногова и Шахова в СОЮ и подготовивший для них жалобу в КС, отметил, что последнее разъяснение Суда может иметь непредсказуемые последствия. «Надеюсь, указанный фрагмент имел своей целью лишь ограждение работодателей от злоупотреблений правом со стороны работников, имеющих полномочия по документированию предоставления отпусков, то есть в случаях, когда работник фактически был в отпуске, но не оформлял его в рамках локальной системы документооборота», – подчеркнул он. Вместе с тем, по мнению юриста, постановление КС изменит судебную практику, «приведя ее в более-менее предсказуемое русло».

С коллегой согласился руководитель судебной практики АНО «Институт права и публичной политики» Григорий Вайпан, представлявший интересы Кондакова, Сероногова и Шахова в Конституционном Суде. По его словам, КС пресек массовую практику судов, которые ограничивали право работников на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Григорий Вайпан рассказал, что совместно с коллегами они изучили и направили в КС материалы судебной практики из 45 российских регионов за период с 2013 по 2018 г. Порочная практика была обнаружена в 27 регионах.

Так, суды ограничительно толковали право работника на получение денежной компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении как минимум в 21 регионе: в Москве, Башкортостане, Карелии, Коми, Забайкальском крае, Ханты-Мансийском автономном округе, Архангельской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Калининградской, Кемеровской, Костромской, Курганской, Липецкой, Саратовской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Тюменской и Ульяновской областях. По словам юриста, в этих регионах суды считали, что право на получение компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении ограничено, поскольку ч. 1 ст. 9 Конвенции МОТ устанавливает сроки реализации права на отпуск, и поэтому работник должен обратиться в суд с требованием о выплате компенсации в течение 21 месяца после окончания года, за которые предоставлялся отпуск. В противном случае работник терял право на компенсацию.

Еще в 6 регионах на уровне областных и приравненных к ним судов отсутствовала единообразная практика. «Например, Нижегородский областной суд ранее приходил к выводу об ограниченном характере права на компенсацию неиспользованного отпуска, однако в 2017 г. изменил свою позицию и начал удовлетворять требования, выходящие за пределы 21-месячного срока. Напротив, Самарский областной суд в 2017 г. изменил свою практику в противоположном направлении. В Верховном Суде Кабардино-Балкарской Республики, Приморском краевом суде, Хабаровском краевом суде и Санкт-Петербургском городском суде разные судебные составы занимают противоположные позиции по рассматриваемому вопросу», – пояснил Григорий Вайпан.

Он также перечислил 18 регионов, в которых суды не ограничивали право работника на получение денежной компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении: Бурятия, Чувашия, Красноярский край, Московская, Белгородская, Воронежская, Иркутская, Ленинградская, Магаданская, Новосибирская, Оренбургская, Орловская, Ростовская, Рязанская, Свердловская, Смоленская, Томская и Челябинская области.

Видео (кликните для воспроизведения).

Григорий Вайпан подчеркнул, что КС пришел к недвусмысленному выводу о неконституционности пресекательного срока на получение компенсации за неиспользованные отпуска: при увольнении работник вправе воспользоваться всеми накопленными днями отпуска либо получить денежную компенсацию за все неиспользованные дни в полном объеме. «Это дело примечательно тем, что оспариваемые заявителями положения ст. 127 и 392 ТК по своему буквальному смыслу не вызывали нареканий. По сути, речь шла об ошибочном толковании этих положений со ссылкой на Конвенцию МОТ. Так что КС в этом деле фактически выступил в роли суда кассационной инстанции, – отметил он. – Закон позволяет Конституционному Суду оценивать проверяемую норму с учетом того смысла, который ей придается правоприменительной практикой. И в нынешних реалиях мы видим, как КС все более активно берет на себя работу Верховного Суда по исправлению очевидных судебных ошибок в толковании и применении законодательства».

Источники

Компенсационные выплаты судебные решения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here