Права инвалидов в психоневрологическом интернате

Мы подобрали ответы на самые важные вопросы по теме: "Права инвалидов в психоневрологическом интернате". Ответы взяты из авторитетных источников. Если возникли вопросы по актуализации данных на 2020 год или другие, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Открытое обращение лидеров общественного сектора о необходимости реформы ПНИ

О нарушениях прав человека в психоневрологических интернатах и создании альтернатив для граждан, нуждающихся в социальном обслуживании и сопровождении

Пациент психоневрологического интерната. Фото: Олег Пороховников / ТАСС

Результаты журналистских расследований, проверок Общественной палаты РФ, мониторинга некоммерческих организаций, проверок Роструда, Росздравнадзора, Роспотребнадзора свидетельствуют, что сегодня в психоневрологических интернатах (ПНИ) систематически нарушаются права и свободы человека, гарантированные Конституцией РФ и Международной конвенцией о правах инвалидов, ратифицированной нашей страной в 2012 году.

Вы спросите себя: «Как то, что происходит в психоневрологических интернатах, касается лично меня и моих близких?» ПНИ – это социальные стационарные организации, предназначенные для проживания и обслуживания людей, имеющих психические, неврологические и сочетанные заболевания.

Кто они? Это пожилые люди, утратившие интеллектуальные способности и здоровье в силу возраста. Это дети-сироты, отправленные во взрослые интернаты из детских домов, чтобы не решать проблемы с их социализацией и жильем. Это люди после автомобильных аварий и инсультов. Это дети-инвалиды, выросшие в семьях и оставшиеся без поддержки из-за болезни или смерти родителей. Это взрослые люди, получившие инвалидность в течение жизни, потому что у них случилось психическое или неврологическое заболевание. В том числе – обманутые и отправленные в интернаты мошенниками или недобросовестными родственниками.

Это может произойти с каждым. Все мы уязвимы перед болезнями, несчастными случаями, обманом, возрастом. ПНИ – это мы.

Люди, помещенные в ПНИ, обречены, несмотря на правовые гарантии, оставаться там пожизненно, лишены права изменить свое положение и выбрать альтернативный вариант проживания и обслуживания.

Как писал Борис Кривошей в книге «Несуществующий народ», люди в тюрьме хотя бы знают, за что сидят и когда выйдут, в отличие от людей в ПНИ. А ведь эти люди не совершали уголовных преступлений.

Люди, направляемые в ПНИ, в массовом порядке и с нарушениями закона лишаются дееспособности (то есть всех гражданских прав). В ПНИ у них уже нет шансов повлиять на пересмотр этого статуса.

Дети-сироты из детских домов-интернатов (ДДИ) часто «автоматически» попадают во взрослые интернаты, теряя перспективу реализовать свое законное право на жилье. Если в ПНИ переводится таким образом ребенок с тяжелыми нарушениями развития, его неизбежно ждет скорая смерть. В большинстве интернатов нет условий для ухода за такими людьми. Большинство людей, живущих в ПНИ, нигде не учатся и не работают. Не потому, что не могут, а потому, что не имеют такой возможности.

Жители интернатов не получают необходимой медицинской помощи, поскольку медицинские услуги в большинстве ПНИ находятся на низком уровне или не оказываются вовсе: медики, работающие в ПНИ, «выключены» из системы здравоохранения и подчиняются директору ПНИ.

При этом к гражданам нашей страны, проживающим в ПНИ, применяются меры, которые заставляют вспомнить о практиках «карательной психиатрии»: зачастую психиатрические средства используются в качестве устрашения и наказания.

Их недвижимость и личные денежные средства переходят под управление опекунов – директоров ПНИ. Директора же одновременно являются поставщиками социальных услуг для своих подопечных. Это то же самое, как если бы производители продуктов были одновременно Санэпиднадзором, а владельцы магазинов – Союзом защиты прав потребителей.

Этот конфликт интересов создает почву для многочисленных злоупотреблений и нарушений жилищных и имущественных прав подопечных ПНИ.

ПНИ фактически закрыты от мира, доступ туда родственников, знакомых, представителей благотворительных организаций, общественных наблюдателей ограничен – в нарушение ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации».

Это лишает нас контроля над тем, что там происходит, и защиты – тех, кто там находится. Несмотря на то, что ФЗ «О психиатрической помощи» был принят в 1992 г., в нашей стране до сих пор не создана предусмотренная этим законом Служба защиты прав пациентов.

В российских ПНИ сегодня проживают более 155 тыс. человек, 70% из них лишены дееспособности. Это значит, что часть наших сограждан находится вне правового поля, не имеет возможности реализовать свои конституционные права.

ПНИ функционируют, как тотальные институции – места большого скопления людей, изолированных от общества и находящихся в полной зависимости от администрации и персонала. Сама суть этих учреждений делает оказавшихся там людей беззащитными и беспомощными.

Многие из них находятся не просто в бедственном, а в критическом положении.

Мы считаем необходимым изменить это положение как можно скорее и предлагаем высшим органам законодательной и исполнительной власти Российской Федерации принять следующие меры.

Организация альтернативных вариантов жизнеустройства

Существует альтернатива психоневрологическим интернатам! Эта альтернатива называется «сопровождаемое проживание» (assisted living). Это означает, что небольшая группа людей, нуждающихся в помощи, живет не в тюремных условиях интерната, а в домашних условиях – при поддержке и контроле социальных работников. И получает при этом всю необходимую помощь и услуги: медицинские, образовательные и др.

Сопровождаемое проживание уже давно существует в большинстве цивилизованных стран. Эта форма гуманна и одновременно более экономически выгодна. И мы хотим, чтобы в нашей стране было так же. Мы предлагаем:

  1. Разработать и утвердить Национальную стратегию жизнеустройства людей с психическими нарушениями и инвалидностью, которая предусматривает поэтапное внедрение современных и гуманных форм проживания и обслуживания.
  2. Сформировать жилищный фонд для обеспечения инвалидов социальным жильем по программе сопровождаемого проживания – с доступом к транспорту, информации и связи, объектам и услугам наравне со всеми другими гражданами.
  3. Избавляться от «градообразующих» интернатов, обеспечивающих рабочими местами жителей целых районов. Начать постепенное переформирование ПНИ и создание вместо них малокомплектных (не более 50 человек) социальных домов квартирного типа с проживанием не более 6-7 человек в квартире, а также широкой сети квартир и домов сопровождаемого проживания малыми группами.
  4. Включить сопровождаемое проживание в обеспечиваемую государством систему социального обслуживания. Предоставить людям, нуждающимся в помощи, возможность выбора предпочтительной формы жизнеустройства.
  5. Ввести государственную поддержку сопровождаемой трудовой деятельности и дневной занятости для людей с психическими нарушениями и инвалидностью.
  6. Дополнить профессиональный стандарт социального работника соответствующими новыми функциями.

Организация медицинской, патронажной и паллиативной помощи

  1. Вывести услуги психиатрической помощи из ПНИ на аутсорсинговые формы обслуживания, административно переподчинить их государственной системе здравоохранения. Организовать для жителей ПНИ равный со всеми другими гражданами доступ к другим медицинским услугам.
  2. Разработать порядок оказания паллиативной помощи людям с психическими расстройствами (вне зависимости от места их проживания).
  3. Обеспечить патронажную и психологическую помощь пациентам с психическими расстройствами и инвалидностью, проживающим дома, и членам их семей. Развивать инфраструктуру и практики амбулаторной психиатрической помощи.
Читайте так же:  Удержание алиментов с пособия по безработице

Защита прав и интересов людей с психическими нарушениями и инвалидностью

  1. Принять федеральный закон о распределенной опеке, проект которого внесен группой депутатов и сенаторов и принятый в первом чтении в 2016 году (№ 879343-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан»). В этом случае опекуном гражданина сможет быть не интернат, а родственник, близкий друг, некоммерческая организация.

Принятие данного закона поможет законодательно закрепить назначение опекуна, независимого от поставщика услуг, избежать конфликта интересов, обеспечить контроль над качеством услуг и защиту прав и интересов подопечного.

  1. Создать Службу защиты прав пациентов, предусмотренную действующим «Законом о психиатрической помощи», и распространить ее действие на стационарные организации социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами.
  2. Внедрить существующие механизмы государственного и общественного контроля над соблюдением прав людей с психическими нарушениями в стационарных организациях.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Любовь Аркус, киновед, режиссер, основатель фонда «Антон тут рядом»;

Егор Бероев, актер, соучредитель благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития «Я есть!», член совета при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере;

Елена Береговая, директор благотворительного фонда «Образ жизни», кандидат педагогических наук, эксперт совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, член общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка, эксперт комитета общественных связей правительства Москвы;

Анна Битова, директор РБОО «Центр лечебной педагогики», член совета при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере;

Людмила Веко, председатель НРООПДИМ «Верас», член правления РО ВОРДИ Нижегородской области;

Наталья Водянова, модель, филантроп, основатель благотворительного фонда «Обнаженные сердца»;

Юлия Данилова, главный редактор портала «Милосердие.ru»;

Любовь Кац, председатель Владимирской областной общественной организации «Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов «Свет»»;

Юрий Кац, сооснователь Владимирской областной общественной организации «Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов “Свет”», председатель правления Владимирского отделения ВОРДИ;

Елена Клочко, председатель совета Всероссийской организации родителей детей-инвалидов, руководитель секции проблем детей и взрослых с ОВЗ и инвалидностью в совете при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере;

Елена Лянгузова, соучредитель РООРДИ «Дорогою добра» Кировской области, руководитель Центра поддержки семей с детьми с особенностями развития;

Екатерина Мень, президент АНО «Центр проблем аутизма»;

Алексей Михайлюк, председатель правления ПРБОО «Росток»;

Мария Островская, президент СПбБОО «Перспективы», член общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка;

Епископ Пантелеимон, руководитель православной службы помощи «Милосердие»;

Дмитрий Поликанов, президент Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение», член совета при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере, заместитель председателя общественного совета министерства труда и социальной защиты РФ;

Марина Рис, учредитель благотворительного фонда «Просто люди»;

Мария Сиснева, психолог, координатор «Волонтеров ПНИ», организатор движения STOP ПНИ, член межведомственной рабочей группы по разработке основных подходов к реформе ПНИ при министерстве труда и социальной защиты РФ;

Маргарита Урманчеева, президент Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ», член общественного совета при министерстве труда и социальной защиты РФ, член Общественной палаты Санкт-Петербурга;

Нюта Федермессер, директор ГБУЗ Центр паллиативной помощи ДЗМ, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера», член центрального штаба ОНФ, член совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, учредитель и член правления Ассоциации профессиональных участников хосписной помощи;

Андрей Царев, член Общественной палаты Псковской области, председатель совета межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности», первый заместитель председателя комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Общественной палаты РФ;

Вера Шенгелия, попечитель благотворительного фонда «Жизненный путь».

Памятка «МОИ ПРАВА В ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКОМ ИНТЕРНАТЕ»

МОИ ПРАВА В ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКОМ ИНТЕРНАТЕ

Права, разъясняемые в этом буклете, содержатся в Конституции Российской Федерации, в Федеральный закон от 28.12.2013 N 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», Законе РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», а также в международных документах по правам человека.

Лица с ментальной инвалидностью обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Конституция Российской Федерации запрещает ограничение прав и свобод граждан, связанное с состоянием здоровья, кроме как на основании федеральных законов.

Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также в стационарном учреждении социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, не допускается (ст. 5 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

ВЫ ИМЕЕТЕ ПРАВО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПЕРЕЕЗДА В ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАТ:

По закону поместить гражданина в интернат можно только на основании его личного заявления. Если вы нуждаетесь в помощи в связи с инвалидностью, в том числе вследствие психического расстройства, такую помощь вам должны оказать социальные службы по месту жительства. Каждый инвалид имеет право проживать в обычных условиях, так же как и другие люди. Наличие у человека психического расстройства не означает того, что он обязан проживать в психоневрологическом интернате, поскольку такой человек имеет полное право пользовать другими видами социальных услуг.

У ВАС СОХРАНЯЕТСЯ ПРАВО НА СВОБОДНОЕ ПЕРЕДВИЖЕНИЕ И ОБЩЕНИЕ С ОКРУЖАЮЩИМ МИРОМ:

Вы имеете право свободно выходить за пределы интерната (например, чтобы сходить в магазин, на прогулку или навестить своих знакомых, родных). Вам не могут запретить выходить из интерната, в том числе в качестве «наказания».

Вы вправе свободно общаться с другими людьми, проживающими в интернате. Вы также вправе принимать посетителей (например, родственников, знакомых, представителей общественных организаций, священнослужителей), в том числе в выходные и праздничные дни. Интернат должен предоставить вам возможность периодически встречаться с вашими посетителями наедине. Вы вправе свободно встречаться с адвокатом или личным представителем и общаться с ними наедине. Вы вправе свободно отправлять и получать письма и другие частные сообщения. Интернат не может ограничить вас в этом праве. Более того, интернат обязан обеспечить вам доступ к почтовым и телефонным услугам. Интернат не может просматривать вашу переписку.

У ВАС ЕСТЬ ПРАВО НА ДОСТОЙНЫЕ УСЛОВИЯ ПРОЖИВАНИЯ:

Интернат обязан создать вам достойные условия проживания. Обстановка и условия жизни в интернате должны быть приближены к условиям обычной жизни. Это означает, что вам должны быть предоставлены возможности для проведения активного досуга и отдыха. Вы имеете право покупать или получать вещи, необходимые для повседневной жизни. Для того чтобы пользоваться личными вещами, вам не нужно специального разрешения со стороны интерната. Кроме того, интернат обязан обеспечить сохранность вашего имущества (например, предоставив вам закрывающийся на ключ шкафчик).

Читайте так же:  Сумма детских пособий на детей

ВЫ СОХРАНЯЕТЕ СВОИ ПРАВА В СФЕРЕ МЕДИЦИНСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ:

Во время проживания в интернате у вас сохраняется право на качественное бесплатное медицинское обслуживание рамках обязательного медицинского страхования. Если вам нужна специализированная медицинская помощь, интернат должен помочь организовать ваше обследование и лечение в больнице. Никакое лечение (в том числе психиатрическое) в интернате не может применяться без вашего согласия!

У вас есть право отказаться от лечения вообще или потребовать прекратить уже начатое лечение. Перед тем, как получить ваше согласие, врач обязан предоставить вам подробную информацию о предложенном лечении. Вся эта информация должна быть изложена понятным для вас языком. Врач обязан разъяснить непонятные для вас выражения.

Медикаменты, выданные персоналом интерната либо приобретённые по его рекомендации, также являются собственностью проживающих в ПНИ.

ИНТЕРНАТ ОБЯЗАН ЗАЩИЩАТЬ ВАШИ ЮРИДИЧЕСКИЕИНТЕРЕСЫ

ИНТЕРНАТ НЕ ВПРАВЕ НАКАЗЫВАТЬ ВАС:

Интернат не может применять к вам никакие наказания. В частности, работники интерната не могут в качестве наказания давать вам лекарства, направлять вас в изолятор или запрещать выходить из интерната и т.д.

У ВАС ЕСТЬ ПРАВО НА ОБЖАЛОВАНИЕ ДЕЙСТВИЙ ИНТЕРНАТА:

Если вы считаете, что ваши права были нарушены работниками интерната, вы всегда вправе обратиться в прокуратуру, в правительство региона (например, комитет по социальной защите населения) или в суд. Администрация интерната обязана помочь вам в направлении такой жалобы. Находясь в интернате, вы сохраняете все права гражданина России. Вы вправе требовать к себе уважительного отношения со стороны сотрудников интерната. То, что вы живете в интернате не означает никаких автоматических ограничений ваших прав.

Российское законодательство за нарушение этих положений устанавливает различную ответственность, вплоть до уголовной.

Статья 128 УК РФ — незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях;

Статья 136 УК РФ — нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина;

Статья 138 УК РФ — нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений;

Статья 158 УК РФ – кража (если стоимость похищенного имущества превышает 1 тыс. рублей – это уже уголовная ответственность!);

Статья 160 УК РФ – присвоение или растрата.

В КС поступила жалоба на дискриминацию инвалидов

В Конституционный суд (КС) поступила жалоба на практику Верховного суда и судов общей юрисдикции, нарушающую права проживающих в психоневрологических интернатах (ПНИ). Юрий Калинин и его дочь Юлия Калинина оспаривают нормы федерального законодательства, не позволяющие недееспособным лицам временно покидать ПНИ и защищать свои права в судах.

Поводом для обращения в КС послужила типичная ситуация: руководство Кировского ПНИ Ленобласти отказалось временно отпустить Юлию Калинину на выходные к отцу Юрию Калинину. Она была признана судом недееспособной по заявлению матери, которая, находясь в разводе, в 2016 году поместила дочь в ПНИ. Юрий Калинин ничего об этом не знал и теперь вместе с дочерью вынужден добиваться предоставления ей «домашнего отпуска» для общения вне стен интерната. Руководство ПНИ, выступающее по закону опекуном госпожи Калининой, в отказе сослалось на отсутствие права временной передачи в семьи за пределы интерната совершеннолетних недееспособных обитателей. Верховный суд (ВС) ранее признал, что такая временная передача «не предусмотрена», поэтому иски господина Калинина к ПНИ суды отклонили. Оспоренный им в КС подход является устойчивой практикой, после того как ВС отменил в 2013 году приказ департамента соцзащиты Ивановской области о правилах временной передачи недееспособных граждан в их семьи из ПНИ. С тех пор госорганы прямо предписывают интернатам не выпускать недееспособных проживающих, сообщил КС заявитель, оспаривая нормы Гражданского кодекса, а также законов «Об опеке и попечительстве» и «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан…».

Юлия Калинина была лишена возможности оспорить свое заточение в суде (в силу признания недееспособной), а ее представителя, руководителя правозащитной практики адвокатской группы ОНЕГИН Дмитрия Бартенева суды не допустили к участию в процессе из-за отсутствия соглашения с ПНИ. Такую трактовку Гражданского процессуального кодекса госпожа Калинина просит КС признать неконституционной.

Как правительство собирается решить проблему нарушений прав граждан, проживающих в ПНИ

Согласно оспоренным нормам, недееспособный гражданин помещен в ПНИ «под надзор». Значение этого термина не расшифровывается, но по аналогии с положениями Семейного кодекса применительно к детям-сиротам трактуется как необходимость «физического надзора» вне зависимости от его реальной необходимости. При этом на интернат возлагается «обязанность постоянного надзора за подопечным посредством обеспечения его круглосуточного нахождения в пределах ПНИ», что позволяет «ограничивать сугубо личные права такого гражданина вплоть до физического лишения свободы и права на общение с другими лицами», говорится в жалобе. ПНИ не является психиатрическим стационаром, да и там право на проведение времени вне его территории может быть ограничено только при недобровольной госпитализации. Практика принудительного удержания в ПНИ в целях «надзора» приводит к произвольному ограничению конституционных прав и свобод его обитателей, нарушает неприкосновенность частной жизни и гарантии защиты семьи, а также запрет дискриминации инвалидов, настаивают заявители.

Видео (кликните для воспроизведения).

С учетом практики КС и ратификации Россией Конвенции о правах инвалидов заявители просят признать, что принудительное содержание гражданина в ПНИ по причине недееспособности не соответствует Конституции и современным международным стандартам прав человека. В жалобе говорится, что утрата юридической дееспособности не означает беспомощности гражданина, он в любом случае не может быть ограничен опекуном в праве свободно выходить на улицу, встречаться с другими людьми или иным образом проводить время. При необходимости ему лишь следует обеспечить по месту нахождения вне ПНИ сопровождение и помощь родственников или друзей, меры социального присмотра или помощь социальных служб. Но спорное регулирование фактически обязывает интернат ограничивать личную свободу и свободу передвижения проживающего, приводя к дискриминации.

«Они (проживающие в ПНИ.— “Ъ” ) не имеют возможности выбрать, что надеть или поесть, с кем общаться, как потратить свои деньги даже на самые элементарные вещи. Если житель интерната лишен дееспособности, он не может сходить с друзьями в кафе или в кино, провести время в семье родственников — это своего рода пожизненное лишение свободы. Разрешения такой ситуации ждут многие организации и родственники обитателей ПНИ»,— сказал “Ъ” автор жалобы в КС Дмитрий Бартенев. КС неоднократно подчеркивал недопустимость лишения прав людей только потому, что они имеют психические проблемы или находятся в медицинских либо социальных организациях. Но в большинстве ПНИ сохраняется режим закрытого пребывания, который мало отличается от режима психиатрических больниц, хотя Минтруд в 2016 году признал, что ПНИ являются открытыми учреждениями, напомнил адвокат.

Читайте так же:  Дата назначения пенсии по инвалидности

Как в бывших соцстранах реформируют систему ПНИ

В Минтруде, куда обратился “Ъ”, заявили, что не комментируют «материалы, находящиеся на рассмотрении в судах». Отвечая на вопрос, на какой стадии находится «дополнительная проработка» вопросов профилактики и недопущения нарушения прав лиц, страдающих психическими расстройствами, в ПНИ (решение об этом было принято на совещании в ведомстве 14 мая), в Минтруде сообщили, что «направлены запросы в Минздрав, Минюст и Институт законодательства при правительстве РФ»: «После поступления позиции ведомств работа будет продолжена». В Минюсте, однако, сообщили, что «вопросы, затрагиваемые проектом Минтруда, к компетенции Минюста не отнесены, и он по существу не рассматривался, о чем Минтруд был проинформирован». Запрос КС о позиции по жалобе Калининых в Минюст пока не поступал.

Правительство РФ признало необходимость реформы интернатов, но концепция до сих пор не разработана, а законы, принятые после ратификации Конвенции о правах инвалидов, ничего не говорят о преодолении дискриминации людей с психическими расстройствами, вновь оставляя их «невидимыми для закона», отмечает господин Бартенев.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Валерия Мишина

Опубликованы рекомендации правозащитников по соблюдению прав человека в ПНИ

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) опубликовал рекомендации по соблюдению прав человека в психоневрологических интернатах (ПНИ) и созданию альтернативных форм жизнеустройства людей с психофизическими и ментальными нарушениями».

Документ разработан по итогам заседания, проведенного в СПЧ 24 июня 2019 г., и содержит ряд важнейших формулировок, ставших результатом длительной согласованной работы экспертов профильных НКО. Его основной смысл — обоснование необходимости коренной реформы системы ПНИ и организации сопровождаемого проживания, и фиксация основных положений, необходимых для реализации таких мер.

В числе основных нарушений прав человека в системе ПНИ отмечаются: лишение неспособных к полностью самостоятельному проживанию инвалидов мер соцзащиты, направленных на их интеграцию в жизнь общества; лишение многих подопечных интернатов реабилитационных услуг; нарушение санитарно-гигиенических требований в значительной части ПНИ; отсутствие личного пространства; отсутствие доступной среды, и др. Конфликт интересов, возникающий из-за совмещения интернатом функций опекуна и поставщика услуг, лишает живущих там людей возможности адекватной защиты своих прав.

«Как следует из результатов массовых проверок ПНИ, проведенных по распоряжению заместителя Председателя Правительства РФ Т.А. Голиковой, проживающие там люди живут порой в невыносимых условиях…

Также зафиксированы такие особенности организации условий жизни в интернатах, которые не позволяют человеку, живущему в них, реализовать право на частную жизнь и человеческое достоинство», — заявили авторы документа.

«Главная проблема всех ПНИ заключается в практически закрытом режиме самих интернатов, полной изоляции и, в результате, тотальном нарушении прав проживающих там людей, — отмечают в СПЧ. — Закрытость психоневрологических учреждений, похожая на тюремный режим, куда ограничен доступ даже близким родственникам, дает почву для огромного количества мошеннических схем, связанных, например, с присвоением квартир, наследства, денежных средств и иного имущества. Что касается большинства людей, попавших в ПНИ, то обратной дороги назад, в нормальную, обычную жизнь для них нет и у них отсутствует возможность выписки, в стенах интерната они перестают быть личностями, теряют даже собственное имя, т.к. персонал нередко даже не знает, как их зовут.

Результаты общественного мониторинга зафиксировали многочисленные и вопиющие нарушения гражданских и социальных прав человека, проживающих в ПНИ людей,

такие как неправомерное ограничение свободы, нарушение права граждан на личную неприкосновенность, нарушение конституционного права граждан владеть и распоряжаться личным имуществом, лишение права на труд, умаление человеческого достоинства, нарушение прав на лечение только на основе добровольного и информированного согласия, нарушение права получателей социальных услуг на получение социальных и реабилитационных услуг в соответствии с установленными законодательством требованиями».

В соответствии с международными конвенциями, инвалиды не должны быть лишены права выбора места жительства, в том числе, в обычных для других людей условиях, и получения необходимых услуг на дому, указывают правозащитники. Они отмечают, что значительное количество проживающих в психоневрологических стационарных учреждениях и отсутствие у них информации об альтернативных возможностях уже вызвало беспокойство соответствующих структур ООН, оценивавших соблюдение в нашей стране Конвенции о правах инвалидов. В то же время государство планирует потратить 50 млрд руб на строительство новых интернатов.

Наиболее важные рекомендации, вынесенные правозащитниками, касаются перехода к созданию малокомплектных стационарных организаций, не удаленных от крупных городов; скорейшего принятия закона о распределенной опеке, с перечислением важнейших положений, которые должны быть сохранены; закрепления прав нынешних подопечных ПНИ на сопровождаемое проживание и трудоустройство и обеспечения необходимых условий; подготовки инвалидов к сопровождаемому проживанию; создания предусмотренной действующим законодательством службы защиты прав пациентов психиатрических больниц и других структур для защиты прав людей с психическими и ментальными нарушениями, в том числе с участием общественности; организации медобслуживания подопечных ПНИ вне интернатов; обеспечения полноценного доступа в учреждения волонтеров и представителей НКО.

Рекомендуется регламентировать и разъяснить порядок использования законодательства об ограничении дееспособности; установить порядок реализации недееспособными гражданами права на свободу передвижения, которой они не должны быть лишены;, и др. Необходимо разработать и утвердить порядок выбора инвалидом, неспособным к самостоятельному проживанию, форм жизнеустройства, и выбора социальных услуг семьей, где есть ребенок-инвалид или совершеннолетний инвалид, также требуется разработать механизмы государственной поддержки оказывающих такие услуги НКО, отмечают в Совете по правам человека.

Отельный раздел рекомендаций посвящен проблеме улучшения качества жизни детей с различными нарушениями, находящихся в детских домах — интернатах (ДДИ). Значительная их часть позже становится подопечными ПНИ, составляя до 30% проживающих. «Вместо того, чтобы сохранить их право на жилье, их лишают дееспособности, не выстраивая системы сопровождаемого проживания и возможности выпускника ДДИ жить самостоятельно», — отмечают правозащитники.

В СПЧ рекомендуют поддержать инициативу Минпроса и Попечительского совета при правительстве, предложивших недавно реорганизацию системы ДДИ путем внесения изменений в постановление правительства №481 о деятельности организаций для детей-сирот. Предполагается, что такие дети, независимо от наличия или отсутствия у них особых потребностей, будут оставаться вблизи от места рождения или прежнего проживания, не разлучатся с братьями и сестрами, что исключает их пребывание в ДДИ, и требует создания подходящих для них условий в обычных сиротских учреждениях.

Читайте так же:  Будет ли изменение пенсий работающим пенсионерам

Также предлагается повсеместное развитие инклюзивного образования, необходимой инфраструктуры и услуг для семей с особыми детьми; закрепление обязательной малокомплектности детских стационаров с размещением в них детей не на постоянной основе, а по пятидневной системе или временно.

Полностью с текстом рекомендаций СПЧ можно ознакомиться на его сайте по ссылке.

Оформление инвалида в интернат

Устроить в интернат для инвалидов или дом престарелых можно человека, которому в силу возраста или состояния здоровья необходим постоянный специализированный уход. Общая процедура, чтобы устроить инвалида в интернат, неизменна, а набор документов может незначительно отличаться в зависимости от типа заведения.

Кому можно переехать

  1. Граждане России, получившие первую или вторую группу инвалидности, а также пожилые соискатели старше 60 лет;
  2. Людям, поступающим в такие заведения, непременно нужна посторонняя помощь, так как в силу физических ограничений они не могут в полной мере обслуживать себя самостоятельно. Данный факт должен быть подтвержден заключением медиков;
  3. Кроме того, в интернат оформляют людей, у которых нет близких родственников, способных обеспечить минимально необходимый для нормального существования уход. Данный факт также должен быть подтвержден социальными службами.

Кого запрещено помещать в заведения общего типа

Кроме желания человека переехать требуется чтобы он соответствовал указанным законом критериям. Категорически запрещено помещать в социальные заведения общего типа постояльцев, чье пребывание может нанести вред остальным жителям заведения.

  • Страдающих открытой формой туберкулеза;
  • С инфекционными болезнями в острой фазе;
  • С повышенной температурой тела неустановленного характера;
  • С сыпью на коже неопределенного происхождения;
  • Имеющих различные виды педикулеза.

Любые граждане РФ, страдающие недугами, наличие которых угрожает благополучию других жителей интерната, не могут туда переехать.

  • Алкоголизм;
  • Наркомания;
  • Токсикомания;
  • Онкология (злокачественные новообразования);
  • СПИД;
  • Венерические заболевания;
  • Нарушения психики.

Как поместить в специальное заведение людей с отклонениями психики

Инвалиды, имеющие психические отклонения, также могут быть помещены в интернат. Для таких больных существуют особые заведения с условиями, отвечающими особенностям заболевания. Переехать в подобное учреждение могут люди с нарушением психики и имеющие инвалидность первой или второй группы.

Переезд в дом для людей с ограниченными возможностями становится доступным либо после личного ходатайства человека, намеревающегося заселиться, либо по заявлению опекуна (если инвалид признан недееспособным). Кроме того, устраивать в психоневрологический интернат могут по решению врачебной комиссии или органов опеки.

Чтобы получить право перевезти в особое заведение гражданина с отклонениями психики без его согласия, опекун должен получить решение суда, признающее опекаемого недееспособным. При отсутствии опекунов у больного решение о переселении может принять комиссия, состоящая минимум из трех медиков, один из которых психиатр.

О нарушениях прав человека в психоневрологических интернатах. Обращение лидеров обществ. сектора

Результаты журналистских расследований, проверок Общественной палаты РФ, мониторинга некоммерческих организаций, проверок Роструда, Росздравнадзора, Роспотребнадзора свидетельствуют, что сегодня в психоневрологических интернатах (ПНИ) систематически нарушаются права и свободы человека, гарантированные Конституцией РФ и Международной конвенцией о правах инвалидов, ратифицированной нашей страной в 2012 году. Вы спросите себя: «Как то, что происходит в психоневрологических интернатах, касается лично меня и моих близких?»

ПНИ – это социальные стационарные организации, предназначенные для проживания и обслуживания людей, имеющих психические, неврологические и сочетанные заболевания. Кто они? Это пожилые люди, утратившие интеллектуальные способности и здоровье в силу возраста. Это дети-сироты, отправленные во взрослые интернаты из детских домов, чтобы не решать проблемы с их социализацией и жильем. Это люди после автомобильных аварий и инсультов. Это дети-инвалиды, выросшие в семьях и оставшиеся без поддержки из-за болезни или смерти родителей. Это взрослые люди, получившие инвалидность в течение жизни, потому что у них случилось психическое или неврологическое заболевание. В том числе — обманутые и отправленные в интернаты мошенниками или недобросовестными родственниками. Это может произойти с каждым. Все мы уязвимы перед болезнями, несчастными случаями, обманом, возрастом. ПНИ – это мы.

Люди, помещенные в ПНИ, обречены, несмотря на правовые гарантии, оставаться там пожизненно, лишены права изменить свое положение и выбрать альтернативный вариант проживания и обслуживания. Как писал Борис Кривошей в книге «Несуществующий народ», люди в тюрьме хотя бы знают, за что сидят и когда выйдут, в отличие от людей в ПНИ. А ведь эти люди не совершали уголовных преступлений.

Люди, направляемые в ПНИ, в массовом порядке и с нарушениями закона лишаются дееспособности (то есть всех гражданских прав). В ПНИ у них уже нет шансов повлиять на пересмотр этого статуса. Дети-сироты из детских домов-интернатов (ДДИ) часто «автоматически» попадают во взрослые интернаты, теряя перспективу реализовать свое законное право на жилье. Если в ПНИ переводится таким образом ребенок с тяжелыми нарушениями развития, его неизбежно ждет скорая смерть – в большинстве интернатов нет условий для ухода за такими людьми. Большинство людей, живущих в ПНИ, нигде не учатся и не работают. Не потому, что не могут, а потому, что не имеют такой возможности.

Жители интернатов не получают необходимой медицинской помощи, поскольку медицинские услуги в большинстве ПНИ находятся на низком уровне или не оказываются вовсе: медики, работающие в ПНИ, «выключены» из системы здравоохранения и подчиняются директору ПНИ. При этом к гражданам нашей страны, проживающим в ПНИ, применяются меры, которые заставляют вспомнить о практиках «карательной психиатрии»: зачастую психиатрические средства используются в качестве устрашения и наказания.

Их недвижимость и личные денежные средства переходят под управление опекунов – директоров ПНИ. Директора же одновременно являются поставщиками социальных услуг для своих подопечных. Это то же самое, как если бы производители продуктов были одновременно Санэпиднадзором, а владельцы магазинов – Союзом защиты прав потребителей. Этот конфликт интересов создает почву для многочисленных злоупотреблений и нарушений жилищных и имущественных прав подопечных ПНИ.

ПНИ фактически закрыты от мира, доступ туда родственников, знакомых, представителей благотворительных организаций, общественных наблюдателей ограничен – в нарушение ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». Это лишает нас контроля над тем, что там происходит, и защиты – тех, кто там находится. Несмотря на то, что ФЗ «О психиатрической помощи» был принят в 1992 г., в нашей стране до сих пор не создана предусмотренная этим законом Служба защиты прав пациентов.

В российских ПНИ сегодня проживает более 155 тыс. человек, 70% из них лишены дееспособности. Это значит, что часть наших сограждан находится вне правового поля, не имеет возможности реализовать свои конституционные права. ПНИ функционируют, как тотальные институции – места большого скопления людей, изолированных от общества и находящихся в полной зависимости от администрации и персонала. Сама суть этих учреждений делает оказавшихся там людей беззащитными и беспомощными. Многие из них находятся не просто в бедственном, а в критическом положении. Мы считаем необходимым изменить это положение как можно скорее и предлагаем высшим органам законодательной и исполнительной власти Российской Федерации принять следующие меры.

Читайте так же:  Пфр смешанная пенсия

Организация альтернативных вариантов жизнеустройства

Существует альтернатива психоневрологическим интернатам! Эта альтернатива называется «сопровождаемое проживание» (assisted living). Это означает, что небольшая группа людей, нуждающихся в помощи, живет не в тюремных условиях интерната, а в домашних условиях — при поддержке и контроле социальных работников. И получает при этом всю необходимую помощь и услуги: медицинские, образовательные и др. Сопровождаемое проживание уже давно существует в большинстве цивилизованных стран. Эта форма гуманна и одновременно более экономически выгодна. И мы хотим, чтобы в нашей стране было так же. Мы предлагаем:

1. Разработать и утвердить Национальную стратегию жизнеустройства людей с психическими нарушениями и инвалидностью, которая предусматривает поэтапное внедрение современных и гуманных форм проживания и обслуживания.

2. Сформировать жилищный фонд для обеспечения инвалидов социальным жильем по программе сопровождаемого проживания – с доступом к транспорту, информации и связи, объектам и услугам наравне со всеми другими гражданами.

3. Избавляться от «градообразующих» интернатов, обеспечивающих рабочими местами жителей целых районов. Начать постепенное переформирование ПНИ и создание вместо них малокомплектных (не более 50 человек) социальных домов квартирного типа с проживанием не более 6-7 человек в квартире, а также широкой сети квартир и домов сопровождаемого проживания малыми группами.

4. Включить сопровождаемое проживание в обеспечиваемую государством систему социального обслуживания. Предоставить людям, нуждающимся в помощи, возможность выбора предпочтительной формы жизнеустройства.

5. Ввести государственную поддержку сопровождаемой трудовой деятельности и дневной занятости для людей с психическими нарушениями и инвалидностью.

6. Дополнить профессиональный стандарт социального работника соответствующими новыми функциями.

Организация медицинской, патронажной и паллиативной помощи

1. Вывести услуги психиатрической помощи из ПНИ на аутсорсинговые формы обслуживания, административно переподчинить их государственной системе здравоохранения. Организовать для жителей ПНИ равный со всеми другими гражданами доступ к другим медицинским услугам.

2. Разработать порядок оказания паллиативной помощи людям с психическими расстройствами (вне зависимости от места их проживания).


3. Обеспечить патронажную и психологическую помощь пациентам с психическими расстройствами и инвалидностью, проживающим дома, и членам их семей. Развивать инфраструктуру и практики амбулаторной психиатрической помощи.

Защита прав и интересов людей с психическими нарушениями и инвалидностью

1. Принять федеральный закон о распределенной опеке, проект которого внесен группой депутатов и сенаторов и принятый в первом чтении в 2016 году (№ 879343-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан»). В этом случае опекуном гражданина сможет быть не интернат, а родственник, близкий друг, некоммерческая организация. Принятие данного закона поможет законодательно закрепить назначение опекуна, независимого от поставщика услуг, избежать конфликта интересов, обеспечить контроль над качеством услуг и защиту прав и интересов подопечного.

2. Создать Службу защиты прав пациентов, предусмотренную действующим «Законом о психиатрической помощи», и распространить ее действие на стационарные организации социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами.

3. Внедрить существующие механизмы государственного и общественного контроля над соблюдением прав людей с психическими нарушениями в стационарных организациях.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда “Волонтеры в помощь детям-сиротам”

Любовь Аркус, киновед, режиссер, основатель фонда “Антон тут рядом”;

Егор Бероев, актер, соучредитель благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития “Я есть!”, член Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере;

Елена Береговая, директор благотворительного фонда «Образ жизни», кандидат педагогических наук, эксперт Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, член Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка, эксперт Комитета общественных связей Правительства Москвы;

Анна Битова, директор РБОО «Центр лечебной педагогики», член Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере;

Людмила Веко, председатель НРООПДИМ «Верас», член правления РО ВОРДИ Нижегородской области;

Наталья Водянова, модель, филантроп, основатель благотворительного фонда «Обнаженные сердца»;

Юлия Данилова, главный редактор портала «Милосердие»;

Любовь Кац, председатель Владимирской областной общественной организации «Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов «Свет»;

Юрий Кац, сооснователь Владимирской областной общественной организации «Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов “Свет”,, председатель правления Владимирского отделения ВОРДИ;

Елена Клочко, председатель совета Всероссийской организации родителей детей-инвалидов, руководитель секции проблем детей и взрослых с ОВЗ и инвалидностью в Совете при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере;

Елена Лянгузова, соучредитель РООРДИ «Дорогою добра» Кировской области, руководитель Центра поддержки семей с детьми с особенностями развития;

Екатерина Мень, президент АНО «Центр проблем аутизма»;

Алексей Михайлюк, председатель правления ПРБОО «Росток»;

Мария Островская, президент СПбБОО «Перспективы», член Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка;

Епископ Пантелеимон, руководитель православной службы помощи «Милосердие»;

Дмитрий Поликанов, президент Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение», член Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере, заместитель председателя Общественного совета Министерства труда и социальной защиты РФ;
Марина Рис, учредитель благотворительного фонда «Просто люди»;

Мария Сиснева, психолог, координатор «Волонтеров ПНИ», организатор движения STOP ПНИ, член Межведомственной рабочей группы по разработке основных подходов к реформе ПНИ при министерстве труда и социальной защиты РФ;

Маргарита Урманчеева, Президент Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ», член Общественного совета при Министерстве труда и социальной защиты РФ, член Общественной палаты Санкт-Петербурга;

Нюта Федермессер, директор ГБУЗ Центр паллиативной помощи ДЗМ, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам “Вера”, член Центрального штаба ОНФ, член Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, учредитель и член правления Ассоциации профессиональных участников хосписной помощи

Видео (кликните для воспроизведения).

Андрей Царев, член Общественной палаты Псковской области, председатель совета Межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности», первый заместитель председателя комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Общественной палаты РФ;

Вера Шенгелия, попечитель благотворительного фонда “Жизненный путь”

Источники

Права инвалидов в психоневрологическом интернате
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here